Кто поможет инвалиду?
27.03.2011
geimage.jpgКто поможет инвалиду?

 ВЕРЁВКА-?

Отношением общества к сиротам и калекам всегда определялась степень его гуманности и демократичности. В нашем государстве, ввиду несовершенного законодательства о социально-незащищенных слоях населения, инвалиды очень часто становятся жертвами преступных афер с завладением их имуществом, жильем, использованием их в корыстных целях. Особенно много случаев, так называемого, «присмотра» престарелых людей и инвалидов, не могущих себя самостоятельно обслуживать, в обмен на наследование их жилплощади.История, которая случилась с инвалидом 2 группы (инвалид детства, общее заболевание) Валерием Павловичем Бондаренко, 1945 года рождения, не может не вызывать содрогание своей циничностью.Началось все в 2006 году, когда к нему втерлась в доверие, представившаяся квартирным маклером, его однофамилица Татьяна Андреевна Бондаренко. Она предложила Валерию опеку и уход взамен возможности наследования его жилья – двухкомнатной изолированной квартиры по ул. Космонавтов. Также она предложила переселиться жить к ней, в частный сектор по ул. Петрозаводской. Валерий на это согласился, но не подписал ни единого документа, подтверждающего право использования Татьяной Бондаренко его жилплощади, имущества и финансовых средств.С переселением в частный сектор к Татьяне, для Валерия Павловича начались времена, вспоминаемые с горечью и слезами.Хорошее отношение опекунши исчезло, как и не бывало. Его, инвалида, без малейшего зазрения совести эксплуатировали на ремонтно-строительных и сельскохозяйственных работах, принуждая к непосильному труду. По его словам, он с утра до ночи возил неподъемные тачки с мусором, без защитных средств работал с отходами и фекалиями, выслушивая за это лишь ругательства от псевдо-опекунши Татьяны и ее мужа Николая, закоренелого алкоголика, успевшего побывать в исправительных-трудовых учреждениях. Николай в пьяном угаре бил инвалида и всячески над ним издевался. Валерий жил в сарае в холоде и антисанитарных условиях. Кормили его плохо, тем, что не съели сами и, по словам Валерия, даже пытались отравить, потому к пище он приступал с большой осторожностью.Люди, знавшие госпожу Бондаренко, советовали Валерию Павловичу уходить от нее. Но куда же он мог уйти, если все его документы, в том числе подтверждающие его право собственности на квартиру, отобрала нелюдь-опекунша.После переселения на Петрозаводскую, двухкомнатная квартира Валерия, стараниями Татьяны, была быстро разменяна на однокомнатную по ул. Сумской, которая принадлежала Николаю. В ней наш герой почти не жил, но пребывая там, с ним случился печальный инцидент – при посещении костела на ул. Гоголя он упал и сломал ногу. Нога у Валерия срослась плохо, начала гноиться и опухать. Этому в значительной степени поспособствовала жизнь в сарае в холодных и антисанитарных условиях, контакт с нечистотами и общее истощение организма. Из-за этого, вместе с обострившимися хроническими заболеваниями, у него на месте перелома образовалась трофическая язва. Возникла острая необходимость в постоянном  врачебном наблюдении и лечении. Семейство Бондаренко этого инвалиду не предоставило.Затем, в мае 2010 года, случается еще одно неожиданное событие – на 63 году жизни умирает Татьяна Бондаренко. Далее, откуда ни возьмись, появляется дочь Татьяны – Наталья Бондаренко (в замужестве Швачка), чтобы продолжить опекунство над Валерием Павловичем по-наследству. Но право опеки, согласно законодательству Украины, не может быть наследовано. Ведет Наталья себя так же, как и ее мамаша, то есть на инвалида ей абсолютно наплевать. На вопрос Валерия о его документах, отобранных Татьяной, новый опекун ответила: мол, документы твои мама сожгла. При этом «наследница-опекунша» оформила начисление пенсии по-инвалидности Бондаренко на банковскую карточку. Ее, в свою очередь, тоже держала у себя и снимала с нее деньги.Давайте подытожим, чего по воле этих моральных уродов лишился инвалид Валерий Бондаренко! Двухкомнатной квартиры, которую без его согласия и подписей, якобы разменяли, а на сегодняшний день продали и в ней живут незнакомые люди; здоровья, будучи доведенным до полной нетрудоспособности; социальной помощи; документов, по которым ему полагаются льготы и пенсия за несколько лет. Хороший навар с инвалида – ничего не скажешь!Дальше – новые беды. Валерия Бондаренко с гниющей от язвы ногой «переселяют» из однокомнатной квартиры мужа умершей Татьяны в комнату в коммуналке по ул. Краснооктябрьской. По сути, от него пытаются избавиться, поскольку он с подорванным здоровьем уже не может быть использован, как рабочая сила. В коммуналке разношерстным жителям очень не нравиться запах, исходящий от его покалеченной ноги. Они давят на Валерия Павловича, с целью захвата его теплой комнаты.Помогать Валерию в восстановлению утраченных документов и прав собственности на жилье, уже давно без его ведома, разменянное и невообразимым, с точки зрения законности, способом проданное, никто, кроме Комитета помощи инвалидам ВОВ и других категорий Харьковской области, не берется. При обращении в РОВД Октябрьского района председателя Комитета Владимира Ром, выясняется, что дело инвалида почти игнорируется, нарушены все сроки ответов на официальные запросы. Правоохранители ссылаются на невыясненность обстоятельств и отсутствия документов, подтверждающих личность потерпевшего и его имущественные права. Ситуацию усугубляют сроки давности фактов нарушения прав потерпевшего, которые уже в ближайшее время истекают. Из-за истечения сроков давности дело может быть просто закрыто.Далее сосчитаем, во сколько Валерию обойдется восстановление документов. Для восстановления паспорта нужно заплатить 53 гривны за справку из ЖЕУ о прописке,  52 гривны – штраф за утерю, 27 гривен – за фотографии, 70 гривен – за услуги в Паспортном столе и 20 гривен – за прописку. Итого человеку, оставленному без средств к существованию, это «удовольствие» будет стоить более 270 гривен. И это без оплаты за проезд, поскольку удостоверение инвалида Валерия Бондаренко также находиться в цепких руках опекунов и используется ими в корыстных целях.К тому же, даже при наличии денег, он не может получить справку по месту жительства о прописке, поскольку все документы по «продаже» лежат без подписей в БТИ, а в его двухкомнатной квартире живут люди, которые ее купили по документам (вот только интересно, каким?).В случае судебного разбирательства подача искового заявления инвалиду 2-й группы обойдется в 1000 гривен, а представительство адвоката в суде – от 250 до 500 гривен за одно судебное заседание.Но даже при оплате всех услуг, принятие решение в суде затягивается. Это обрекает инвалида с очень плохим состоянием здоровья на ведение судебных тяжб, которые зачастую затягиваются на годы.Помимо денег на оформление новых документов, Валерию необходим ежедневный врачебный уход за раной на ноге. Требуются перевязки, для них нужны перевязочные материалы. Они не предоставляются бесплатно, а тем более человеку без документов. Необходимые мази стоят по 45 гривен, а вместе с бинтами, уколами и услугами медперсонала выходит до 120 гривен за день (!). Также ему нужны костыли для передвижения и лекарства против головной боли, повышенного давления и сахарного диабета. Без документов Валерий не может получать пенсию, помощь социальных служб, подавать заявления в правоохранительные органы, голосовать на выборах и пользоваться другими своими конституционными правами. Дело Валерия Павловича вопиющий, но не единичный инцидент. В целом ряде случаев, установленных Комитетом помощи инвалидам, так поступают с одинокими, нуждающимися в уходе инвалидами, престарелыми пенсионерами, инвалидами ВОВ, детьми войны, инвалидами войны в Афганистане и т.д. Не обходят вниманием аферисты и маргинальные слои нашего общества – алкоголиков, наркоманов и проституток, поскольку они также близки по степени беспомощности к инвалидам, их легко запугать и взять в преступный оборот. Вниманию общественности предаются лишь редкие случае разоблачения злоумышленников. Правоохранительные органы, как правило, расследуют дела о незаконном присвоении жилплощади очень медленно, с небольшим желанием вникать в подробности. На прямые обращения Комитета с просьбой разобраться в ситуации, они не реагируют. Потому у тех, кто столкнулся с подобными проблемами, возникает ощущение, что отнятое у больных и немощных составляет статью дохода работников системы, называемой властью.Валерий, как и другие лишившиеся жилья инвалиды, живет в Комитете, из-за угроз боясь возвращаться в свою теперешнюю комнату в коммуналке. Он с большой благодарностью отзывается о той, настоящей, помощи, оказываемой ему каждый день:«Здесь меня кормят, стирают вещи, дали мне чистые новую одежду. Сам я хожу плохо, потому каждый день мне помогают ходить в больницу и покупают необходимые лекарства».Стоит упомянуть, что едино разовый обед для инвалида в Комитете обходится в 32 гривны, кроме того, Валерий утром и вечером получает чай с бутербродом или печеньем.В средствах массовой информации постоянно звучат настойчивые призывы любить и гордиться молодой украинской державой. А есть ли у Валерия Бондаренко повод гордиться своей страной, если в ней можно легко  отобрать у инвалида все, и при этом остаться безнаказанным?Будут ли отлажены в нашем законодательстве и работе правоохранительных органов механизмы защиты инвалидов от действий мошенников в случае попыток завладения их имуществом? В сегодняшнем украинском обществе необходимо решить эти вопросы, потому, что никто не застрахован от несчастных случаев, увечий и потери трудоспособности.Время идет, а состояние здоровья  Валерия Павловича ухудшается. Ввиду этого, с каждым днем остается все меньше надежд на разрешение вопросов с его документами и утраченной квартирой. Доживет ли Валерий Бондаренко до дня, когда восторжествует справедливость и ему будут возвращены документы и жилье, а злоумышленники наказаны.  

 

                                                                                                                                                                                  автор РОМАН КОРОВКИН,,,

http://liveaid.org.ua/component/option,com_bookjoomlas/Itemid,23/

Последнее обновление ( 04.02.2014 )